Стратегический «разворот» США в Азии: битва за влияние | Newtimes.az – Информационно-аналитический портал

THE THINKING OF FUTURE
МЫ РАСКРЫВАЕМ ВСЕ ТАЙНЫ МИРОВОЙ ПОЛИТИКИ

Стратегический «разворот» США в Азии: битва за влияние

Ваша местоположение: Главная »» Политика »»
 0 комментарии Line Spacing+- AFont Size+- Печать
9112
Line Spacing+- AFont Size+- Печать

Баку, 16 марта 2016 – Newtimes.az

Впервые концепция разворота (pivot) в Азию была изложена в статье тогдашнего госсекретаря США Хиллари Клинтон «Тихоокеанский век Америки», опубликованной в журнале «Форин полиси» в октябре 2011 г. «В последующем десятилетии нам необходимо разумно и системно расходовать время и энергию, чтобы мы могли оказываться на самой удобной позиции для поддержки своего лидерства, обеспечения своих интересов и продвижения своих ценностей. Таким образом, одной из наиболее важных задач государственной деятельности США на протяжении следующего десятилетия будет направление значительно увеличившихся инвестиций – дипломатических, экономических, стратегических и иных – в Азиатско-Тихоокеанский регион», – писала Хиллари Клинтон. Несмотря на то, что впоследствии содержательная сторона «разворота» уточнялась в заявлениях президента Б. Обамы и представителей военно-политического руководства США, суть, основная направленность этой стратегии осталась неизменной.

В 2012 г. концепция разворота, получившая название «перебалансировки» (rebalancing) была включена в качестве одного из основных пунктов в обновленную военную стратегию США «Обеспечивая глобальное лидерство США: приоритеты для обороны ХХI века». В документе отмечалось, что экономические интересы и безопасность США неразрывно связаны с событиями на пространстве дуги, которая протянулась от западной части Тихого океана и Восточной Азии в регион Индийского океана и Южной Азии. «В то время когда американские вооруженные силы будут продолжать поддерживать безопасность на глобальном уровне, нам будет необходима перебалансировка деятельности в направлении Азиатско-Тихоокеанского региона», – так в 2012 г. был сформулирован один из стратегических приоритетов США.

В одном из последних основополагающих документов Министерства обороны США – четырехлетнем обзоре оборонной политики на 2014 г. (The Quadrennial Defense Review (QDR) 2014) – политика смещения баланса сил США в сторону Азиатско-Тихоокеанского региона была полностью подтверждена. По оценкам экспертов Пентагона, АТР в дальнейшем будет иметь всё большее значение для обеспечения политических, экономических и оборонных интересов США. В военно-политическом планировании США исходят из того, что в динамично развивающемся АТР сосредоточен огромный экономический потенциал и проходят важнейшие морские торговые пути. В последние годы в регионе активно растут расходы на оборону, наращивается военный потенциал ключевых игроков, не исчезают линии противостояния, вызванные территориальными спорами. Анализируя изменения в АТР, составители обзора приходят к выводу, что усиление позиций США в регионе по-прежнему является важной составной частью стратегии, призванной укрепить мировой порядок, основанный на американском лидерстве.

Внимание к АТР не в последнюю очередь определяется тем, что здесь находится главный геополитический конкурент США – Китай, успешно наращивающий свою экономическую и военную мощь, бросающий вызов американскому доминированию. Поэтому вся структура присутствия США в регионе направлена на сдерживание Китая. Причем соревнование с Пекином активно идет как на экономическом поле (конкурирующие проекты Азиатско-Тихоокеанской зоны свободной торговли (FTAAP) и Транс-Тихоокеанского партнерства (TPP), американская оппозиция китайской инициативе по созданию Азиатского банка инфраструктурных инвестиций), так и в военно-стратегической области, где США опираются на сложившуюся еще в период «холодной войны» сеть военных альянсов. В регионе базируется одна из крупнейших американских военных группировок, входящая в зону ответственности Тихоокеанского командования (USPACOM).

В американских военных доктринальных документах (в частности, в последнем выпуске QDR) центральной частью «стратегического разворота» называется модернизация и усиление традиционных «альянсов безопасности». В эту группу партнеров США в регионе входят Япония, Республика Корея, Австралия, Таиланд и Филиппины. В последнем четырехлетнем обзоре оборонной политики подчеркивается, что «в рамках более широких усилий по поддержанию стабильности в Азиатско-Тихоокеанском регионе США будут сохранять мощное военное присутствие в Северо-Восточной Азии, одновременно наращивая присутствие в Океании и Юго-Восточной Азии». Таким образом, речь идет о дальнейшей реализации сценария американского доминирования в АТР: расширении территориального охвата и улучшении качественных характеристик системы продвижения стратегических интересов США в регионе.

6 февраля 2015 г. была обнародована «Стратегия национальной безопасности» (СНБ), все разделы которой пронизаны принципом американского лидерства с позиции силы». Слово «лидерство» (применительно к глобальному и региональному лидерству США) встречается на трех десятках страниц документа 37 раз. В последнем разделе СНБ подчеркивается, что стратегия «направлена на продвижение наших интересов и ценностей инициативно и с позиции силы».

Изложением принципов политики смещения баланса в Азиатско-Тихоокеанский регион открывается раздел «Международный порядок». Здесь воспроизведена основная мотивация присутствия США в АТР, подчеркивается, что «США были и останутся тихоокеанской державой», а американское лидерство будет сохранять фундаментальное значение для формирования долгосрочной траектории развития региона, «укрепления здесь стабильности и безопасности».

Что касается традиционных партнеров США в сфере безопасности, то стратегия не только выдвигает задачу укрепления сотрудничества с этими странами на двусторонней основе, но и призывает к «наращиванию взаимодействия между ними» для ответа на региональные и глобальные вызовы. В стратегии содержится обещание развивать «конструктивные отношения» с Пекином, несмотря на конкуренцию между КНР и США. Тем не менее американская сторона, по сути, переформулировала старую стратегию сдерживания, подчеркнув, что США будут управлять конкуренцией с Китаем с «позиции силы». В документе также поставлена задача «внимательно следить» за процессом военной модернизации Китая и его шагами по расширению присутствия в Азии.

Ростом мощи Китая США, как правило, мотивируют необходимость более тесного оборонного сотрудничества во время переговоров со своими союзниками. Это создает обстановку, напоминающую времена «холодной войны», когда сложилась модель блокового противостояния и были заложены основы большинства сегодняшних американских военных альянсов в Азии.

В целом Азиатско-Тихоокеанский регион в будущем будет играть все большую роль в обеспечении политических, экономических и оборонных интересов США, стремящихся укрепить мировой порядок, основанный на «американском лидерстве с позиции силы» – основополагающем принципе новейшей Стратегии национальной безопасности. В основу стратегического разворота положены модернизация и укрепление традиционных «альянсов безопасности». Несмотря на намерения развивать конструктивные отношения с Пекином, по сути сохраняется старая политика «сдерживания Китая» – главного геополитического конкурента США.

Сохраняя свое военное присутствие на Японских островах, США способствуют перевооружению Сил самообороны Японии. Готовится обновленный договор, основным пунктом которого должно стать положение о коллективной самообороне, в результате чего возникает возможность совместных действии ВС Японии и США в АТР и вне региона.

Северокорейская угроза используется как удобный повод для наращивания военной мощи США в регионе и попыток размещения комплексов ПРО на территории ЮК. По этому поводу и Китай, и Россия занимают сходную позицию, считая, что расширение географии ПРО усилит напряженность в АТР.

У оборонного сотрудничества Австралии и США есть как стимулы для развития, так и ограничители: неуверенность, что США выполнят свои обязательства в кризисной ситуации и заинтересованность в экономическом сотрудничестве с Пекином. Вовлеченность Филиппин в территориальный спор с Китаем позволила США укрепить сотрудничество в оборонной сфере перед лицом «китайской угрозы». В Таиланде, после смены власти в 2014 г., сотрудничество по военной линии было заморожено.

Одновременно Вашингтон ищет новых партнеров в регионе, снимая эмбарго на поставки оружия Вьетнаму и постепенно размораживая отношения с Мьянмой. Активность США в ЮВА в целом можно рассматривать как реакцию на действия Пекина, который выдвигает концепцию «Морского шелкового пути 21 века». Отношения с Индией рассматриваются в США с точки зрения сдерживания китайских амбиций и создания конкуренции России в военном сотрудничестве.

Фарид Юсифзаде

Похожие статьи

Дипломатический уголок

Дипломатические представительства Азербайджана

↳Новый проект

Инопресса

Самонадеянность Пашиняна обернулась для Армении обманом
20 ноября 2020 Россия 1

Самонадеянность Пашиняна обернулась для Армении обманом

Для Армении сейчас горький момент

Далее...
Российский военный эксперт: Пашинян над пропастью
29 октября 2020 Свободная пресса

Российский военный эксперт: Пашинян над пропастью

Больше никаких внешних игроков, способных повлиять на Алиева и Эрдогана, не осталось.

Далее...